Главная Контакты

Свежий номер



Голосование

Перспектива публикаций в газете "Заря"


Гороскоп









Алексеевка

Реклама

Календарь

«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Облако тегов



К 72-й годовщине освобождения Алексеевского и Красненского районов

16-01-2015, 08:28 | Раздел: --- | Просмотров: 6505 |
Под гнётом оккупации
Подростки военной поры не по возрасту взрослели. События «чёрного», оккупационного полугодия до деталей сохраняли в памяти многие годы. Это подтвердил Анатолий Васильевич Остащенко. Наша встреча состоялась еще девять лет назад. Сегодня в сокращённом варианте его воспоминания предлагаются вниманию читателей.
-Летом 1942 года мне исполнилось 14 лет. Наша семья жила через дом от старого здания санэпидемстанции, что в начале улицы Либкнехта (ныне Маслоделов). Соседями, погодками, одноклассниками, а значит, друзьями являлись Василий Завгородний и Александр Барышников. Примыкал к нашей кампании и брат Василия Иван, младше нас на два года.
Реальная война для нас началась с бомбёжки привокзальной территории. Сорвались с занятий, побежали к месту события. Оказалось, бомбили нефтебазу. За последствиями наблюдали издали, близко посторонних не допускали.
После этого Алексеевка изменилась. Вскоре закрыли школы, а через посёлок потянулись вереницы беженцев и группы красноармейцев. Непривычная тишина поселилась на улицах и площадях.
Сидя однажды на лавочке под забором, заметили на вершине Иловского тракта движение. Через время поняли, что вниз спускались три мотоциклетных экипажа, состоящие из водителей и пулеметчиков.
Один экипаж повернул на улицу Урицкого. Два, проехав мимо нас, разделились: второй поехал прямо, а третий повернул на Николаевку.
За калитку вышла моя мать:
- Шо тут гудело?
-Ма, немцы…
- Не може буть…
Минут через двадцать мотоциклисты вернулись и взяли обратный курс: на гору.
А к вечеру по тракту потянулись колоны из машин и телег. Спускались с горы они и весь следующий день. Рассредоточивались по обочинам улиц, ожидая команды на дальнейшее продвижение.
Так в посёлке появились чужестранцы. Территорию эпидемстанции заняла венгерская санитарная авторота, совершавшая поездки за ранеными в сторону Дона.
Через здание - куча врагов, а у нас в погребе лейтенант Красной Армии. Родители с неделю прятали его, ожидая, когда обстановка позволит вывести из населённого пункта. В одну из ночей отец сделал это.
Я не знаю его фамилии, вообще, остался ли он в живых. Ни сам офицер не заходил, ни весточки не передавал. Думаю, родителям он открылся, но я их об этом так и не спросил.
Один венгр-водитель неплохо знал русский язык (во время первой мировой войны его отец находился в России в плену). Он частенько заходил на наше подворье для беседы с моим отцом, которого по причине преклонного возраста на фронт не взяли. Кстати, этот мадьяр, вернувшись после очередной поездки на восток и спешно готовивший транспорт по маршруту на запад, точно предсказал, что через сутки в Алексеевку придут наши.
Они появились рано утром. В итальянской телеге, запряженной мулами, находились лейтенант и пятеро бойцов. К нам постучали, видимо, потому, что еще горел «каганец». Вместе с родителями я тоже участвовал в беседе (младший брат спал). Гости расспросили про положение в ближайших окрестностях и удалились.
А вскоре рядом мы услышали интенсивное движение. В том числе и за стеной нашей хаты. Я нашёл в окошке проталинку (уже не спалось) стал наблюдать за выгоном, где сейчас магазин. Тогда прогалины между домами были широкими, через них со стороны Колтуновки и стягивались сюда - пешие и на подводах. Машин не было. Дороги так были забиты снегом, что на колёсах далеко не продвинешься. А ведь совсем недавно местное население (в том числе я и мои друзья) под присмотром полицейских вели расчистку трассы до самого аэродрома.
Когда вся гора была усеяна отступающими, появилась «тридцатьчетверка» и начала их уничтожение.
Вскоре гора представляла печальное зрелище. Между трупами людей и животных метались лошади. К обеду, когда немного успокоилось, наша кампания поднялась сюда. Василий заявил мне: «Давай поймаем кобылу, запряжём в санки и поедем на вокзал». На вокзал – значит, за продуктами.
Так мы и сделали. Но через лёд возле Центрального моста нас не пропустили:
- Назад! Не сметь под пули. Вы что, не слышите выстрелов? На заводе настоящий бой. Назад!
Мы повернули в сторону Николаевского моста и прямо по льду перебрались на другую сторону реки. Вскоре оказались на грузовой платформе железнодорожной станции. Без всяких хитростей обратились к часовому:
- Дяденька, дай консервов и хлеба. Жрать нечего.
Все, что когда-то находилось в вагонах, сейчас разбомблённых, россыпью лежало прямо здесь же, под ногами.
-Собирайте, ребятки, только побыстрей.
Тем же путем вернулись на свой куток.
Так закончился для меня и моих верных товарищей первый день освобождения посёлка (тогда носил такой статус) Алексеевки.
В. МЕНЯЙЛО.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Разместил: АА

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.

Яндекс.Метрика